Мурад Абдуллаев 0 166

Приют для нерпы: Ученые обратились к бизнесменам помочь в сохранении тюленя

В Дагестане создают Центр реабилитации для каспийского тюленя.

Единственное на Каспии морское млекопитающее – самый маленький тюлень в мире, находится под угрозой исчезновения. Все, что осталось от когда-то более чем миллионной популяции – около 100-150 тысяч зверей. Все это о каспийском тюлене, процесс над сохранением которого в Дагестане уже начала специально созданная рабочая группа Российской академии наук. Но для полномасштабной работы не хватает денег. Ученые просят подключиться к этой работе и бизнесменов.

Исчезающий вид

Вячеслав Рожнов, директор Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, заведующий лабораторией поведения и поведенческой экологии млекопитающих, руководитель рабочей группы ученых по реабилитации и восстановлению численности каспийского тюленя, член-корреспондент РАН рассказал в беседе с корреспондентом «АиФ Дагестан» о том, как сохранить исчезающий вид тюленя в Каспийском море.

Фото: АиФ

- Вячеслав Владимирович, за последние сто лет численность каспийского тюленя упала больше, чем в 10 раз. Ваша рабочая группа создана специально для решения вопросов реабилитации этого вида. Какие задачи стояли перед Вами перед прибытием в Дагестан?

- Наша группа ученых Российской академии наук, которая в течение нескольких дней находилась в республике, включает, помимо меня, сотрудника Института проблем экологии и эволюции РАН Дмитрия Глазова и менеджера Агентства по сохранению каспийских тюленей Наталию Шумейко. Еще в прошлом году мы провели международную встречу по каспийскому тюленю – в ней приняли участие представители всех прикаспийских государств – обсуждали сложившуюся ситуацию и пришли к выводу, что ситуация эта достаточно сложна.

Было очевидно, что нужно разработать специальную научную программу, чтобы, прежде всего, понять природу и причины происходящих негативных процессов с этим видом. Но программа программой, а пока возникла идея создать реабилитационный центр для каспийского тюленя, поскольку появляются и больные, и раненые тюлени, и для того, чтобы спасти хотя бы их, такой центр крайне необходим. Чтобы выходить их и снова выпускать на волю. Опыт работы подобных центров нам известен.

- От кого в первую очередь вы получили поддержку?

- Нас поддержало правительство Дагестана. Готов сотрудничать в этом направлении и Дагестанский научный центр РАН, хорошо восприняли эту идею и представители заповедников, и рыбаки, что для нас очень важно. Прикаспийский институт биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН тоже заинтересован в реализации этой идеи.

В республике есть Дагестанский заповедник, с представителями которого мы познакомились еще до приезда сюда, а теперь у нас появилась возможность увидеть этот заповедник собственными глазами, оценить его потенциал в плане создания реабилитационного центра. Было необходимо встретиться с рыбаками, узнать у них, насколько это возможно – получить тюленей для восстановления их численности и реабилитации.

Вредим самим себе

- Как вы считаете, в чем причина сложившейся ситуации с популяцией каспийского тюленя и каковы реальные возможности выхода из нее? Как вообще можно было довести проблему до таких масштабов?

- Хороший вопрос: как до этого довели? Вообще, каспийский тюлень – это не один вид, который находится в таком тяжелом состоянии. В региональную и федеральную Красные книги занесено огромное число видов животных.

Ситуация усугубляется еще и тем, что человек не понимает сути обустройства мира живой природы, как функционирует экосистема. Но в то же время он хотя бы понимает, что эту природу надо беречь и сохранять, так как это необходимо для его же жизни. А вот нередко те люди, которые принимают решения или участвуют в бизнесе, не до конца осознают, что творят.

Они не придают значения, что их деятельность влияет на благополучие отдельных видов, без которых функционирование экосистем нарушается. В результате получается, что человек рубит сук, на котором сам же сидит. Об этом мало говорят, этому мало учат, и люди начинают об этом забывать, не обращают внимания на важность этих процессов.

В долговременном плане задача ученых как раз и состоит в том, чтобы понять, что происходит с каспийским тюленем, что повлияло на его бедственное состояние, что происходит с экосистемой Каспийского моря.

- Вячеслав Владимирович, в чем заключаются сейчас первоочередные задачи, которые стоят перед Вашей группой ученых?

- В первую очередь, нужно прийти к взаимопониманию между людьми, между нашими коллегами, что создание Центра реабилитации каспийского тюленя крайне необходимо. И здесь, в Дагестане, мы такое понимание нашли. Это очень важно! Затем: если уж мы создаем такой центр, то нужно найти максимально удобное место для его строительства, создать всю необходимую инфраструктуру, условия для будущих сотрудников данного приюта для каспийского тюленя и т.д.

Поэтому по приезду сюда перед нами стояла задача поездить по побережью Дагестана с целью выбрать место для строительства. К счастью, такой участок земли есть, он принадлежит Прикаспийскому институту биологических ресурсов ДНЦ РАН, и руководитель этого института Магомед-Расул Магомедов готов дать нам участок.

Однако, по нашему убеждению, сам центр должен представлять собой не просто «больницу для морских животных» – он должен стать настоящим исследовательским центром, где ученые и специалисты могли бы прослеживать, изучать и анализировать те процессы, о которых я говорил.

Проще убить, чем спасти

- У нас в республике спасать природу начинают зачастую тогда, когда спасать уже нечего. Каспийский тюлень – единственное морское млекопитающее этого моря. Он занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый мелкий из существующих тридцати двух видов. По какой же причине, по вашему мнению, происходит массовая их гибель?

- Сейчас одна из наших задач – выяснить, где, когда и как выбрасываются на берег трупы этих животных, мы уже собрали некоторый материал для молекулярно-генетических исследований. Другой вопрос – насколько реально получить тюленей для реабилитации? Человек ставит сети в море, затем в эти сети попадает тюлень. Если сети поставлены у поверхности, то тюлень какое-то время находится в них, пытается освободиться, как правило, безуспешно.

Рыбак начинает освобождать свои сети от морского животного, которое не понимает, что человек хочет ему помочь, начинает кусаться. Поэтому гораздо проще тюленя убить и выбросить, чем спасти его. И вот еще одна наша задача состоит в том, чтобы убедить людей, что не надо убивать этого тюленя, а лучше вызвать специалистов, которые помогли бы освободить его и переместить в планируемый к созданию Центр реабилитации.

- Выживание тюленя, который находится в неразрывной связи со всей экосистемой Каспийского моря, зависит от охранных мероприятий. Это нам понятно, но хотелось бы узнать, каковы же ожидаемые результаты от реализации данного проекта? Вячеслав Владимирович, что ждет нас «на выходе»?

- Результаты мы ждем именно те, ради чего, собственно говоря, и создаем данный центр. Мы хотим восстановить эту популяцию на Каспии. Это главный ожидаемый результат долгой и кропотливой работы, которая требует взаимодействия и власти, и науки, и простых людей.

Чтобы достичь его, надо еще решить вопрос с финансированием, ведь государственное бюджетное финансирование в данном случае практически невозможно, но есть и другие источники: бизнесмены, различные природоохранные фонды, перед которыми мы должны сформулировать четкую концепцию своих идей. Мы надеемся получить поддержку от других организаций и частных лиц, которым не безразлична судьба обитателей Каспийского моря, а значит, не безразлично состояние экосистем и живой природы в целом.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как уберечь деньги на карте?
  2. Как правильно выбрать йогурт?
  3. Какое молоко полезнее?